return to home page

Native Peoples in Alaska | Местное население Аляски

English | Russian Английский | Русский

Native Peoples | Russian Discovery | Russian Colonization | Alaska Fur Trade | The Alaska Purchase | American Early Development | Russian Orthodox Church in Alaska | Gold Rush | American Colonization | Pioneer Women | Tourism and Transportation | Popular Culture

For More Items
Indigenous Peoples of Alaska

At the time of first contact with the Russians in 1741, the native peoples living in Alaska numbered in the tens of thousands. Although differing theories on their origins have been propounded, most scholars believe that these aboriginal groups came to North America across the Bering land bridge that at one time united Alaska and Northeast Asia. Representing a wide variety of cultures shaped over several millennia, Alaska natives shared a legacy of interaction and conflict amongst themselves long before the arrival of Europeans. Forced by circumstance, most of them also had to come to terms with the Russians after Bering's voyage in the mid-eighteenth century.

Eskimos, one of the more numerous populations, have long inhabited the area from the Arctic and Bering Sea coasts down to south-central Alaska, including Kodiak. Comprising more than twenty separate groupings, their communities can be linguistically differentiated into three major categories: Inupiaq in the northern regions of Alaska, Siberian and Central Yupik to the west, and Sugpiaq to the south. Most have lived by the coast and hunted sea mammals, but there were extensive inland groups as well whose activities revolved around the caribou. In all cases, both their culture and technology were highly adapted to a severe winter climate.

Living along the thousand-mile Aleutian Island chain, the Aleut had developed a seafaring culture acclimated as well to their harsh environment. Because of their proximity to Russia, they also endured the greatest impact from tsarist colonization. Profound changes came with the arrival of the promyshlenniki (frontiersmen), who began pressing Aleut hunters into service soon after the Second Kamchatka Expedition. Expert in hunting on baidarkas (skin-boats) at sea, the Aleuts found themselves coerced to hunt sea otter by Russian merchants who took native hostages as ransom for work quotas. Aleut population numbers probably declined to about two thousand in this initial period, but then stabilized through the adoption of regulations mandated by the government and the Russian-American Company. In time, the Aleut were acculturated by the Russians and formed the bulwark of the Orthodox mission.

In southeastern Alaska, the Tlingit are the largest native community. As the preeminent culture in the region, they traditionally controlled commerce between coastal areas and native villages of the nearby Canadian interior. Practicing totem carving and other intricate crafts, the Tlingit have an advanced culture with a highly developed clan structure and past skills in warfare that helped them to avoid some of the more pernicious aspects of Russian conquest that afflicted the Aleut. The Haida, who emigrated in recent centuries to the southern part of Prince of Wales Island, share many elements of culture with the Tlingit and other tribes of the Pacific Northwest Coast. The same can be said for the Tsimshians on Annette Island, who migrated there from British Columbia under the leadership of an Anglican priest, Father William Duncan, in 1887. The Athabaskans of interior Alaska, some of whom live nearer to the coast in the Cook Inlet region, are linguistically related to the southeastern Alaskan cultures as well as to more southern Native Americans such as the Navajo. The Athabaskans developed a far more nomadic lifestyle, however, as they adapted to the necessity of following migratory game.

The most recent category of native peoples are the Creoles of the Russian-American era, who had a mixed ancestry that was both Russian and native Alaskan. Having borrowed the term Creole from the colonial French experience, the Russians applied it to people who typically had a Russian father and a native mother. In this way, many native Alaskans in time had at least a modicum of Russian heritage. Owing to the chronic shortage of Russian laborers in Alaska, the importance of the Creoles to the tsarist colony proved immense. Indeed, the Russian-American Company increasingly turned to them as a means to fill staff positions. By the 1860s, the Creoles easily outnumbered the Russians and were a mainstay of the colonial economy.


H.M.S. Blossom's Barge Passing an Esquimaux Village, off Ice Cape, 1826.
UAF Collections.

Explorers and traders from many nations sailed along the Alaska shore in the eighteenth and nineteenth centuries, often eliciting great interest from the natives who gathered to see the exotic ships.

"Катер английского военного корабля "Блоссом", проходящий мимо эскимосского поселения, недалеко от Ледового Мыса, 1826 год"
УАФ Собрание.

В восемнадцатом и девятнадцатом веках путешественники и торговцы из многих стран проходили на судах вдоль побережья Аляски, часто возбуждая огромный интерес у местных жителей, которые собирались на берегу посмотреть на экзотические корабли.


Raspberry picking: the Koloshes, natives of Sitka Island.
UAF Collections.

Among the various regions of Alaska, the Southeast has always been the most bountiful. The temperate rain forest climate provided the natives with a variety of food sources from both land and sea.

Сбор малины: Kолош - местные жители острова Ситка.
УАФ Собрание.

Среди различных регионов Аляски юго-восток всегда был наиболее обильным. Умеренный климат дождевого леса обеспечивал местное население разными источниками питания как с суши, так и с моря.


Plate showing two Aleut baidarkas.
UAF Collections.

Accustomed to their continental empire, the Russians proved to be poor hunters at sea. By contrast, the expert skills of the Aleut on water made them indispensable to the Russian pursuit of the sea otter.

Гравюра, изображающая две алеутские байдарки.
УАФ Собрание.

Привыкшие к континентальной империи, русские оказались плохими охотниками на море. В отличие от них, прекрасные навыки алеутов на воде привели к тому, что они стали совершенно необходимы русским в добыче морской выдры.

Местное население Аляски | Открытия русских | Российская колонизация | Торговля пушниной на Аляске | Покупка Аляски | Ранное американское развитие | Русская православная церковь на Аляске | Золотая лихорадка | Американская колонизация | Женщины первооткрыватели | Туризм и транспорт | Массовая культура

Другие изображения
Коренные народы Аляски

В 1742 году при первой встречи с русскими, местное население Аляски насчитывало десятки тысяч человек. Несмотря на то, что предлагались разные теории их происхождения, большинство ученых считают, что эти аборигенные группы прибыли в Северную Америку через Берингов сухопутный мост, который когда-то соединял Аляску с северной Азией.

Представляя широкое разнообразие культур, сформировавшихся в течение нескольких тысячелетий, местное население Аляски сосуществовало мирно, а также конфликтовало друг с другом задолго до появления там европейцев. Из-за обстоятельств, большинство из них было вынуждено прийти к соглашению с русскими после путешествия Беринга в середине XVIII века.

Как более многочисленное население, эскимосы в течение долгого времени населяли район от побережьев Северного Ледовитого океана и Берингова моря до юго-центральной Аляски, включая Кодьяк. Представляя более двадцати отдельных групп, лингвистически их общины могут быть подразделены на три главных категории: инупиакская в северных регионах Аляски, ц сибирская и центральная юпикская на западе, и сюгпиакская наюге. Большинство из них жило на побережье и охотилось наморских млекопитающихся животных, но также существовали и большие группы, проживающие вдали от берега, деятельность которых была привязана к карибу. В любом случае обе эти культуры и их методы добычи были значительно приспособлены к суровому зимнему климату.

Расселяясь вдоль Алеутских островов на тысячи миль, алеуты создали культуру мореплавания, также приспособленную к суровым условиям. Из-за близости к России, царская колонизация оказала на них самое большое влияние. Глубокие изменения произошли с прибытием промышленников, которые начали принуждать их к службе вскоре после второй камчатской экспедиции. Русские купцы принуждали алеутцев, умелых охотников на байдарках, охотиться для них на морскую выдру ибрали местное население в заложники, требуя за них выкуп работой. Скорее всего, алеутское население сократилось до 2000 в тот первоначальный период, но затем стабилизировалось за счет принятия правил, установленных правительством и Российско-американской компанией. Со временем русские приобщили алеутов к своей культуре и они стали оплотом православной миссии.

На юго-востоке Аляски, тлинкиты представляют самую большую общину местного населения. Как превосходящая в регионе культура, они традиционно контролировали торговлю между побережными районами и местными деревнями на соседней канадской территории. Владея мастерством вырезания тотемов и другими замысловатыми ремеслами, тлинкиты представляют более передовую культуру с высоко развитой клановой структурой и утвердившимися навыками военного дела, которые помогли им избежать некоторых более пагубных аспектов русского завоевания, оказавших влияние на алеутов. Гайды, переселившиеся в южную часть островов Принца Уэльского, по многим элементам культуры похожи на тлинкитов и другие племена северо-западного побережья Тихого океана. То же самое можно сказать и о цимшианах на острове Аннетт, которые переселились туда из Британской Колумбии под руководством англиканского священника отца Вилльяма Дункана в 1887 году. Атапасканцы, проживающие во внутренних районах Аляски, а некоторые из них ближе к побережью района залива Кука, лингвистически близки к юго-восточным культурам Аляски и к более южным местным жителям Америки, таких как навахо. Атапасканцы, однако, усвоили более кочевой образ жизни из-за того, что им пришлось приспособиться к необходимости следовать за передвижением дичи.

Последняя категория населения Аляски русско-американского периода касается креольцев, которые имели смешанное происхождение от русских и местного населенияАляски. Заимствовав название креольцы из колониальной истории Франции, русские применяли его к людям, у которых обычно был русский отец и мать из местного населения. Таким образом, многие из местного населения Аляски имели по крайней мере небольшую долю русской крови. Из-за постоянного недостатка русской рабочей силы на Аляске, креольцы играли важное значение для царской колонии. В самом деле, Российско-американская компания постоянно использовала их для пополнения штатных должностей. К 1860-ым годам, преобладая на русскими в числе, креольцы составляли оплот колониальной экономики.

Frontiers | Introduction | Exploration | Colonization | Development | Alaska | National Identity | Mutual Perceptions

Границы | Введение | Исследование | Колонизация | Развитие | Аляска | Национальное самосознание | Взаимное восприятие